Российская разработка по очистке воды от пластика успешно справляется с задачей


Установку для подъема микропластика со дна протестировали ученые Томского госуниверситета (ТГУ), они планируют применять ее на водных объектах. Аналогичная технология по подъему нефти уже активно применяется и, более того, является одной из самых коммерчески успешных разработок ТГУ. Как уговорить нефтяников на экоинновации – в материале РИА Томск.


Белое пятно


Пластик легче воды и, попадая в водоем, сначала "обитает" на поверхности, откуда его – при желании – довольно просто собрать. Со временем на нем появляются обрастания, в них попадают минеральные частицы – и бутылки, стаканчики и прочие "прелести" цивилизации, тяжелея, оседают на дно. Перемалываются течениями, льдом, превращаются в микропластик, попадают в организм животных, рыб, а впоследствии птиц…  


"Но насколько актуальна эта проблема для рек России, достоверно не знает никто: на карте точек мониторинга загрязнения микропластиком мировых водных ресурсов на месте России огромное белое пятно", – рассказывает директор Биологического института ТГУ, доктор биологических наук Данил Воробьев.


Этим летом его группа уже несколько раз выезжала на Томь и Обь и отбирала пробы воды и донных отложений. Точное количество микропластика экологи сейчас определяют в лаборатории, но визуально его немало.


"На этих первых выездах мы отрабатывали методологию отбора проб на содержание микропластика. Также в лабораторных условиях испытали технологическую схему подъема пластика со дна – с помощью контролируемого водно-воздушного воздействия: эта смесь под давлением подается на дно водоема, образующиеся пузырьки облепляют загрязняющие элементы и поднимают их наверх. Многократно испытывали – прекрасно работает!" – говорит Воробьев.

Теперь нужно сделать опытно-промышленный образец устройства, но для этого нужен заказчик. В России его вряд ли можно найти – проблема загрязнения рек микропластиком мало кем осознается, соответственно, нет организаций или органов, готовых платить за ее решение. А вот Европа в плане экологической сознательности продвинулась дальше, поэтому есть надежда, что развитие технологии пойдет оттуда:


"В 2019 году при участии наших партнеров в ЕС мы создали компанию PurOceans Technology, которая будет продвигать наши проекты, объединенные в России нашим старым брендом "Аэрощуп". В первую очередь это очистка водных объектов от нефти и нефтепродуктов, от донных отложений нефти. Но и микропластиком мы готовы заняться, если найдется инвестор для масштабирования технологии.


Это может быть интересно, например, портовым европейским городам – прибрежные зоны там сильно засорены, а глубины 10-15 метров позволяют без проблем применять технологию "Аэрощуп", давно зарекомендовавшую себя в деле", – говорит Данил Воробьев.



Также у технологии "Аэрощуп" есть представитель в Юго-Восточной Азии, Ближнем Востоке и Восточной Африке, он базируется в Сингапуре.


Щуки-мутанты


Первый водоем с помощью "Аэрощупа" был очищен в начале 2000-х – это было озеро Щучье в Республике Коми, куда вылились сотни тонн нефти еще в середине 1990-х. В те годы к экологии было меньше внимания, чем сегодня, и аварии чаще всего оставались "инкогнито": ну, произошла утечка в тундре, ну и ладно, все равно никто не видит…


"Но в какой-то момент 100% щук в системе Щучьих озер стали отлавливать с уродствами: у них была короткая верхняя челюсть, длинная нижняя – следствие отравляющего воздействия нефти на раннем этапе развития. Пошел вал публикаций типа "Щуки-мутанты" и прочее. Их невозможно было игнорировать, и власти в лице Комирыбвод стали искать варианты решения проблемы", – вспоминает Данил Воробьев.



Отбор проб воды в Республике Коми


Сам он тогда только-только защитил кандидатскую диссертацию на кафедре ихтиологии и гидробиологии ТГУ – исследовал состояние донных беспозвоночных в бассейне реки Васюган, то есть близ основного нефтедобывающего района Томской области. Его пригласили консультантом по "щучьей проблеме".


"В 2003 году я съездил в Коми, отобрал пробы, в 2004 году мы с томским научно-техническим объединением "Приборсервис" приступили к очистке. Дно покрывал 15-сантиметровый слой нефти. Были разные варианты, например, откачивать ее с грунтом со дна, но в итоге от идеи отказались – образовалось бы просто огромное количество отходов!

Тогда и придумали наш "пузырьковый" способ, который сейчас пробуем на микропластике. Это хорошо сработало: на Щучьем мы собрали 157 тонн донной нефти", – вспоминает Воробьев.


"В силу того, что на дне нет кислорода, низкие температуры, отсутствует фотоокисление, микроорганизмы не работают – нефть может лежать по 30-40 и больше лет, убивая все живое. Озера деградируют", – говорит Данил Воробьев.

Нормы – к сознательности!


По его словам, сейчас нет ни одной нефтяной компании в России, которая бы не знала о возможностях биологов ТГУ и их "Аэрощупа". К тому же томская технология – единственная в России, имеющая заключение государственной экологической экспертизы Росприроднадзора.


"Но отношение к экологическим проблемам у некоторых нефтяников своеобразное. Я часто общаюсь с ними и порой слышу: "А что, разве нефть может оседать на дне?". Или другое: "Нефть – это же органика, для природы, наоборот, хорошо!". На что я всегда отшучиваюсь: сточные воды тоже органика, давайте не будем их очищать, а просто напрямую сливать в реку", – улыбается Данил Воробьев.

Мешает проявлению "экологической сознательности" и отсутствие жестких норм. Вот, например, есть озеро, куда когда-то попала нефть. Но как определить степень его загрязнения? Какое содержание нефтепродуктов допустимо?..


"Первопроходцем среди регионов стал Ханты-Мансийский автономный округ (ХМАО): в 2018 году там утвердили нормативы содержания нефти и нефтепродуктов после проведения очистки донных отложений водоемов. В 2022 году это постановление вступает в силу – компаниям дали время подготовиться, провести инвентаризацию, разработать проекты очистки. И сразу началось движение, нам несколько компаний предлагали продать технологию, но пока мы оказываем только услугу, что будет дальше, посмотрим", – говорит ученый.


На данный момент главный партнер томичей – АО "Самотлорнефтегаз": еще в 2017-2018 годах биологи ТГУ провели опытно-промышленные испытания "Аэрощупа" на водных объектах на территории добычи компании и очистили одно из озер в Нижневартовском районе, в результате концентрация углеводородов в донных отложениях снизилась в 50 раз.

В 2019-м в рамках договора с "Самотлорнефтегазом" команда провела обследование уже более 100 водных объектов. Его результаты станут основой для разработки первого в РФ комплексного проекта по оздоровлению озер, инициатором которого выступила не экологическая организация или государство, а сами нефтяники.


"Есть такое понятие – историческое загрязнение. Это нефть, которая осталась с советских времен, от прежних недропользователей. А так как ХМАО раньше добывал больше половины российской нефти, там, конечно, водные объекты сильно загрязнены", – говорит Данил Воробьев.


Выход в серию


Сейчас биологи готовятся к работам в Коми на участках нефтедобычи "Лукойла". Заказчиков с каждым годом становится больше: в 2020 году количество хоздоговорных работ выросло в 10 раз по сравнению с 2014 годом! Комплексный проект "Аэрощуп" стал одной из самых коммерчески успешных разработок университета.


"Пока у нас несколько опытно-промышленных образцов, которые реализуются в рамках проекта, собираем их в мастерской при университете, постоянно дорабатываем. Но для расширения коммерческой истории нужна продуктовая линейка оборудования.


Недавно у нас появился промышленный партнер – томский завод ОАО "Манотомь", в данный момент мы совместно работаем над инжинирингом отдельных модулей оборудования и примерно через два года хотим перейти к серийному выпуску устройств", – говорит Воробьев.


У группы БИ ТГУ, занимающейся технологией "Аэрощуп", уже 25 патентов.


Источник

Подпишитесь на новый контент
  • Grey Facebook Icon

©2020 ООО "Зеленый офис": ecogreenoffice.club/ ecogreenstandard.ru/ecogreenstandard.info